Подведомственность спора, связанного с доменным именем (часть 3)

Попытки дать определение понятия «экономический спор» без упоминания в нем субъектов спорных правоотношений изначально обречены на неудачу ввиду того, что термин «экономический» не имеет правового содержания и не поддается однозначной оценке

Тем не менее в правовой литературе встречаются мнения о том, что в связи с принятием нового АПК РФ 2002 г. «во главу угла поставлен предметный критерий определения подведомственности дел арбитражным судам» <1> и что «все экономические споры и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью, т.е. споры в сфере бизнеса, относятся к подведомственности арбитражных судов»

В связи с этим ввиду описанной выше уже существующей крайней сложности с определением понятия «экономический спор» представляется неоправданным и вредным применение дополнительного понятия «бизнес», которое является еще более неопределенным с точки зрения правового содержания, чем понятие «экономическая деятельность», и будет только дополнительно усиливать аморфность правил определения подведомственности.

Сторонники этой позиции полагают, что в настоящее время сформировалось понимание основного критерия подведомственности: характер спорного правоотношения и содержание дела — связан ли предмет спора с предпринимательской либо иной экономической деятельностью либо нет, а критерий субъектного состава хотя и остался, но постепенно ушел на второй план, стал факультативным. Тем самым утверждается, что согласно новому АПК РФ, в отличие от Кодекса 1995 г., субъектный критерий потерял былое значение, будучи поглощенным основным — предметным критерием, в силу чего не должен приниматься во внимание при определении подведомственности спора.

Вместе с этим предложение законодательно закрепить экономический характер спора как основной критерий, а субъектный состав участников — как дополнительный, выдвигаемое сторонниками позиции о доминировании предметного критерия, свидетельствует о том, что на самом деле и для них очевидно, что эта позиция противоречит нормам ныне действующего АПК РФ, регулирующим вопросы подведомственности дел арбитражному суду. В противном случае зачем вносить такое предложение, если согласно мнению сторонников позиции о доминировании предметного критерия это уже было закреплено в новом АПК РФ?

Противоречие этой позиции букве закона становится очевидным в результате системного анализа входящих в гл. 4 АПК РФ норм, содержащих общее правило определения подведомственности на основе совокупности двух критериев — характера спора и субъектного состава его участников, а также устанавливающих исключения из этого правила.

Прежде всего, в п. 2 ст. 27 АПК РФ четко указано, что исключения в отношении требований к субъектному составу спорных правоотношений для их отнесения к подведомственности арбитражного суда должны быть предусмотрены либо самим АПК РФ, либо иными федеральными законами.

В самом Кодексе такое исключение предусмотрено, в частности, ст. 33, устанавливающей специальную подведомственность арбитражным судам для перечисленных в ней дел.

Кроме этого, ч. 4 ст. 27 АПК РФ оговаривает, что заявление по делу, принятому арбитражным судом к производству с соблюдением правил подсудности, к участию в котором в дальнейшем вовлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, подлежит рассмотрению арбитражным судом в том случае, если указанный гражданин привлечен в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора. Эта норма однозначно толкуется в смысле ее нераспространения на случай вступления в дело гражданина в качестве истца (соистца) или ответчика (соответчика).

Оставить ответ

17 + 13 =